?

Log in

No account? Create an account

Артиллеристы в ленте есть?
Ха! :D
big_grey

[reposted post]Первый захват оружия на Северном Флоте
Так :/
big_grey wrote in picturehistory
reposted by big_grey
Эта история не была предана широкой огласке, однако одно упоминание в печати было. В мурманской газете "Пять углов" в 1989 году появилась статья "Первый захват оружия". К моему сожалению найти ее в архивах областной публичной библиотеки не удалось, газета давно не выпускается.
Все фамилии в повествовании постараюсь опустить за небольшими исключениями, в том числе - отважно выполнившего свой офицерский долг капитана 3 ранга Фоста Дмитрия Ивановича.

Тот самый ЗИЛ...

[Spoiler (click to open)]
Трагическим событиям предшествовали множественные служебные нарушения на острове - хранение оружия разных категорий в одном хранилище, частично работающая система охраны складов на вышках, непонятно как умудрившиеся уйти одновременно в отпуск старший командирский состав.
Трое военнослужащих срочной службы решили отправиться на дембель с оружием, для дальнейшей его продажи. Назовем эту тройку условно: водила Татарин, знаток вооружения Туляк, и связист Москвич.
К слову сказать к Татарину, незадолго до печальных событий, приехала в Североморск его беременная жена. Руководство части пошло на встречу бойцу и разрешило пару раз повидаться с ней, но ему оказалось мало. Татарин развернул свой топливозаправщик на скале задом к обрыву, поставил его «на ручник» и потребовал от строевой части перевести его служить на берег, поближе к жене. В тот раз всё разрулили просто и быстро - Татарину передали бутылку водки с разъяснениями, что такие бумаги готовить дело долгое, надо подождать. Он выпил, уснул и его быстро выдернули из машины. И... Всё... Оставили служить на острове. Скрывая ЧП никто не задумался, что нормальному солдату такое в голову не придет. Парадокс вопиющей беспечности получил свое продолжение.
План преступников был несложен – пробраться на склад со стороны сторожевых вышек с чучелами, отключить сигнализацию, забрать оружия столько, сколько смогут сами унести и замести следы - организовать пожар склада со взрывом. Источником пожара и дальнейшего взрыва была выбрана емкость с горючей жидкостью, свечи и граната с вытащенным кольцом и примотанной изолентой к запалу чекой. Предполагалось, что по мере сгорания свечи пламя должно было перекинутся на горючку, огонь далее должен был пережечь изоленту на запале... В свинарнике войсковой части эта схема была испытана в натуре, правда без гранаты.
В канун празднования Дня Конституции СССР, 7 октября 1989 года, на складе вооружения одной из воинских частей острова Кильдин, возник пожар.  После его ликвидации на складе была проведена ревизия, в результате которой была выявлена недостача 4-х автоматов, штык-ножей к ним, ящика гранат Ф-1, двух цинков патрон (1800 шт). Один из этих цинков был с «трассерами». Так же была отключена сигнализация, имелись следы распила дужки замка. При внимательном изучении причин вызвавших пожар, были выявлены следы умышленного поджога склада. А именно емкость из-под горючей жидкости, остатки свечи и три гранаты с примотанной изолентой к запалу чекой. По какой-то причине они не успели взорваться. И слава богу, от взрыва гранаты должны были детонировать боеприпасы, хранящиеся на складе, а там и …еще …еще… и еще…  Нижнего городка острова могло не остаться вообще. Если конечно не предполагать большего.
О случившемся незамедлительно доложили по инстанции, после чего на остров прибыли представители КГБ, военной прокуратуры, командования.  Весь личный состав гарнизона был переведен на казарменное положение. В Кильдинскую салму вошли два БПК, матросы и офицеры с которых начали планомерное прочесывание окрестностей склада и всего острова. Несмотря на нешуточный шмон, всё было тщетно, следов оружия обнаружить не удалось. При осмотре места происшествия, возле склада, были найдены куски изоленты, ножовка по металлу с особыми приметами и небольшой клочок бумаги со следами свежей крови. Было установлено, что бумага из цинка с «трассерами»
11 октября, перед убытием на обед, командование объявило личному составу, что после него будет общее построение для осмотра на предмет наличия ранений или других травм. В это утро одному из работников прокуратуры удалось добиться признательных показаний от Москвича, который отключал сигнализацию в момент хищения оружия. Он назвал других участников преступления, Татарина и Туляка.
К сожалению информация, что Москвич раскололся и сдал своих подельников быстро распространилась среди гарнизона. Поняв, что разоблачены, Туляк и Татарин покинули расположение части, взяли спрятанное на свалке металлолома под мысом Бык, оружие и боеприпасы. После этого они направились в сторону причала с целью попасть на пассажирский теплоход «Канин» или какое-либо другое судно. Однако они не знали, что остров был уже изолирован от внешнего мира и на пирсе был выставлен вооруженный офицерский пост. Тогда Туляк и Татарин не придумали ничего лучшего, как захватить автомашину и на фоне общей суматохи проехать на пирс, расположенный на Кильдине Восточном – к командирскому катеру.
По берегу моря незамеченными они прошли в Нижний жилой городок, где в это время около одного из домов стояла автомашина ЗИЛ-131 с загруженными в кузове ящиками с овощами и бочками с солениями. Под угрозой применения оружия они выкинули из машины молодого водителя, после чего вошли в подъезд жилого дома с целью взять в заложницы жену кильдинского особиста. Но той не оказалось дома, а на стук из соседней квартиры вышла супруга лейтенанта М., Юлия. Сам лейтенант в это время находился в отпуске в Севастополе, а Юлю с ним не отпустили, т.к. она только что устроилась работать библиотекарем в воинскую часть. Многие матросы и офицеры, специально записывались в библиотеку, чтобы только пообщаться с Юлией. Какой-то особенной красоты была хозяйка библиотеки.
С заложницей в кабине автомашины они проследовали в сторону Кильдина Восточного мимо причала со стоявшими на нем плав средствами. В это время в части уже были начаты поиски Татарина и Туляка. После доклада водителя об угоне машины, была объявлена тревога и произведено оповещение всех частей острова. Женщины и дети были собраны в изолированные помещения и к ним была приставлена вооруженная охрана. Поскольку дорога на Восточный была тоже перегорожена вооруженным постом, преступники направились в сторону боевых позиций ОБРП по старой военной дороге, через сопки. Спустя некоторое время машина появилась в районе автопарка, а оттуда направились в сторону верхнего жилого городка.
К сожалению, несвоевременность оповещения из-за отсутствия мобильной связи не позволили оповестить заслон, выставленный в районе «Военкора». В результате этого, машина с преступниками и заложницей, беспрепятственно проехав верхний городок, вышла к заслону с неожиданной стороны. Подъехав на малой скорости, они прорвали заслон и направились вниз. Вслед был открыт огонь, про заложницу на посту не знали. Услышав выстрелы, командир отдал приказ вооруженным группам занять позиции в районе расположения части. Командирам групп был отдан приказ о применении оружия только в ситуации, обеспечивающей безопасность заложницы. Спустившись напрямую, минуя серпантин, машина на медленной скорости проехала по хозяйственной территории части и направилась в сторону нижнего городка. На повороте дороги к жилым домам уже стоял заслон, офицеры которого потребовали остановиться, выйти из машины, сложить оружие и сдаться.
Проигнорировав требование остановиться, преступники увеличили скорость, и, стреляя в открытое окно из автомата, бросая гранаты, прорвались в сторону причала. Вслед машине был открыт пулеметно-автоматный огонь. В начале спуска дороги к причалу находился заслон из военнослужащих срочной службы с мичманом во главе. Пытаясь остановить машину, мичман запрыгнул на подножку машины с пассажирской стороны. Сидевший у двери Туляк выставил в открытое окно автомат и открыл огонь.
Падая с подножки, мичман открыл ответный пистолетный огонь. Неприцельными выстрелами, через заднюю стенку кабины, Туляк был ранен. Под шквальным огнем Татарин увеличил скорость и направил машину к причалу. В этот момент из руки раненого Туляка выпала граната без чеки и взорвалась на полу кабины. Татарин не справился с управлением, и машина врезалась в сложенные у КПП причала плиты. Машина была окружена военнослужащими и начались переговоры. Переговоры вел капитан 3 ранга Фост Дмитрий Иванович. Оставшись в одной рубашке, демонстрируя отсутствие оружия, он расположился на капоте разбитой машины. Ему удалось уговорить Татарина разрешить вынести из кабины убитого Туляка и раненную в голову Юлию. Девушку тут же отправили на машине в верхний городок в лазарет, но по дороге она скончалась от потери крови. Переговоры с Татариным продолжались около полутора часов, все это время он держал в руке гранату без чеки.
Фосту удалось убедить Татарина выбросить гранату в море взамен на пистолет Макарова. Тут Татарин проявил хитрость, отказался от предложенного ствола, потребовал другой. Когда он получил ПМ Туляк выбросил гранату под причал и потребовал, чтобы его перевели служить в Североморск. Фост продолжал сопровождать его к катеру чтобы убедиться в отсутствии другого оружия. ПМ-а в руках Туляка он не боялся, пистолет был подготовлен заранее. После того, как Туляка скрутили, Фост выполнил свое обещание, его повезли на Большую землю.
Не обошлось без накладок.
Из-за отсутствия нормальной связи и своевременного оповещения часовой, охранявший техническую территорию на вышке у дороги, обстрелял водовозку, следовавшую к жилому дому. Произведенным одиночным автоматным выстрелом был ранен старший машины.
От одного из постов прошла информация, что огонь велся из кузова машины. Слух о наличии четвертого преступника возник после того, как участникам заслона у нижнего городка показалось, что из кузова прорвавшейся автомашины кто-то выпрыгнул и скрылся в темноте по направлению в сопки. Утром вертолетом на остров доставили спецгруппу.  Военнослужащие гарнизона двое суток «гонялась за тенью».
Командир части, несмотря на кратковременность пребывания в должности, приказом МО СССР был снят и назначен начальником артиллерии в другую часть. Оставшиеся в живых преступники Татарин и Москвич были осуждены.

Из рассказов очевидцев:

  • Я был на суде в Полярном, Татарину дали восемь с половиной лет, Москвичу четыре с половиной года ИТК. Свинаря, у которого они упражнялись со свечкой, отпустили на ДМБ.

  • На складе находилось около 800 кг тротила, рядом 50-100м под открытым небом боеголовки от ракет около 500кг каждая. Площадка заправки ракет тоже была недалеко. Если бы это всё рвануло, от поселка, пожалуй, ничего и не осталось…

  • Девчонку убил не мичман из пистолета, так как дырка в голове у неё была от автоматной пули, сам лично осматривал в лазарете. Пуля вошла в висок, правый, и вышла можно сказать в затылке. Красивая девчонка была, жалко, что из-за раздолбайства командиров погибла. По осмотру Туляк ранен был тоже автоматной пулей, пуля вошла ему сбоку правого через руку и вышла через другой бок, нога оторвана была, на нитке сухожилия болталась. Следов осколков на нем не было никаких, видимо граната не взорвалась как должна была, потому как если бы она взорвалась, там бы однозначно были бы все готовы в кабине машины. Ф-1 ведь не хлопушка...

  • Когда мы несли раненую заложницу она была еще жива, хотя пуля прошла через висок. Жаль, но до госпиталя ее не довезли. После этого случая нашу часть расформировали.

  • Кто-то пустил слух, что четвертым бандитом, а фактически главарем этой шайки, как раз мичман и был. Он для того и стрелял в машину, чтобы его не сдали подельники.
    Лейтенант, муж погибшей девушки, порывался этого мичмана убить.

  • Вспомнил случай, который произошел с четой М. примерно за год до трагических событий. Вечером, после службы, М. и его жена Юля гуляли и собирали ягоды над нашей частью. Офицеров в части было минимум и вдруг прибежал М., что-то сказал дежурному офицеру - тот давай звонить в верхний городок. М. побежал, а следом увязалась и добрая треть части за ним. Я оказался в числе последних. Когда мы поднялись за часть, то увидели опрокинувшийся ЗИЛ-157, в кабине которого уже не было никого. Солдата водителя и старшего машины прапорщика из верхней части уже увезла «оказия». Позже из рассказа М. мы узнали, что он чудом спас Юлю, оттолкнув или утащив в сторону. А на место, где они, были рухнула перевернувшаяся машина. Вот такая сложная штука, судьба.

  • Лейтенант М. после этого случая несколько месяцев пил, чуть не опустился. Потом «завязал», уволился с флота, причем в качестве исключения, т.к. был молодым офицером. Кроме того, говорят, на матросов смотреть не мог.



Материал собран из сведений, выложенных в интернете по этой теме.