?

Log in

No account? Create an account

Неуставные взаимоотношения. 1985 год.
Я в синяках
big_grey
Довольно часто рассказываю эту историю.

В 1985 году в войсках я сильно простыл и с зелеными соплями загремел в Черняховский военный госпиталь


[Spoiler (click to open)]В ЛОР-отделении молодой майор уверенно "долбил" мне нос, сносил перегородку и чистил пазухи. Кому подобное делали - знает, какой долгий отходняк после операции.
Чтобы не пролеживал срочную службу и, узнав по "солдатской почте" что я рисую, начальник отделения засадил за оформление его диссертации.
В благодарность он избавил от всяческих дневных работ и поселил меня в палату с офицером.
Работал я по ночам, поскольку днем майор постоянно бегал по своему кабинету и я ему мешал. Утром сдавал кабинет и сделанное за ночь майору, завтракал и брёл в палату осыпаться. Мне все это нравилось, единственное что тяготило ночью - гробовая тишина. Радио замолкало в нули с гимном СССР, телика в отделении не было. Просил майора хоть магнитофончик какой, но он просьбы игнорировал.

И вот однажды, часика в два ночи, ко мне в кабинет робко постучались.
Вошел незнакомый, сильно обросший доходяга из неврологического отделения, что напротив нашего. Длина волос солдатика говорила о том, что в госпитале не один месяц валяется. И точно, позже из разговора выяснилось, что передо-мною "духом" стоит без пяти минут "дедушка Советской Армии", пролежавший в неврологии практически более полугода службы в ожидании решения комиссии по комиссации. Со слов солдатика - попал он в госпиталь в результате плотного контакта деревянной доски с его головой во время разборок с "дедами". Выглядел правда боец слабовато, но кто его знает, может он ниндзя какой... Особо я не вникал, не буйный и слава богу. Всю ночь он развлекал меня рассказами какой он крутой и что его судьба человеческая вся в извилинах и оврагах. Под утро, перед подъемом, он свалил к себе в отделение...
На вторую ночь он пришел уже пораньше. Немного потрепался за свою нелегкую жизнь и поинтересовался, нет ли тут чего в кабинете бухнуть? Кстати, меня давно интересовало, чего майор так часто за диван лазает. Заглянули, а там четыре трехлитровых банок "шила". Плеснул я пол-стакана, разбавил водой. Свою долю Москвич (я так назвал его для себя - родом он был из подмосковья) закинул в пасть и вопросительно глянул на меня. Говорю ему: "мне работы еще много, можешь закинуться и за меня." Без закуси конечно он быстро "поплыл" и пришлось выпроводить его из кабинета, пока окончательно не вырубился.

В третью ночь он приперся и, честно говоря, начал уже надоедать. "Тут тебе не столовка", говорю. Москвич затряс головой, уверяя меня в бескорыстности его появления на свет. А потом непоследовательно спросил: "А ширнуться тут нет случайно?"
Вот не знаю, чуйка у него какая была, что ли?
Дело в том, что я пользовался только средним ящиком стола, там лежали концелярские принадлежности. А верхний и нижний всегда были закрыты на замок. Бывало часто ошибался, не глядя, ручкой верхнего ящика, четырхался и открывал средний, а в эту ночь бац - а верхний не заперт и, отрываясь, весело зазвенел ампулами в россыпь. "Промедол". Хм, подумал я сразу, разве это лекарство не строгого учета?
А Москвич как чуял. Врать я не умел, открыл верхний ящик и протянул ему апулу со словами: "Не здесь, шприца тут точно нет". Москвич появился через минут десять и сонно ворочая языком рассказал новую победную историю, как он на тракторе задавил обидчика своей девушки за что получил "вот это" и продемонстрировал пять синих точек на руке, как на игральном кубике. Вот если бы я тогда подумал хорошенько, то бы понял что Москвич трындит не по детски, знак этот блатные кололи себе за отсидку в одиночной камере. А судимых, как известно, в армию не брали. Но мне было абсолютно пофиг и Москвича, эти дни, я воспринимал как бесплатное радио.

Он пришел и на четвертую ночь. Пришлось вежливо объяснить ему, что сидеть он у меня может сколько угодно, но пряников не будет. Поёрзав на стуле с часик Москвич ретировался к себе в палату и больше я его в кабинете врача не видел.
Моя лафа в ЛОР-отделении вскоре кончилась, и начали готовить мое нетренированное тело на выписку.
Если честно, понравилась мне в госпитале. Будто дома пожил.
Как закосить так, чтобы не выписали в войска?
В день перед выпиской нам решили устроить больничный аврал и припахали на разгрузку белья. Работа была на свежем и морозном воздухе, я специально тепло не оделся, больше всех пахал и делал это шумно, чтобы привлечь к себе внимание. Вечером, после отбоя, залез под одеяло и начал трястись, как в ознобе. Я в детстве часто болел, терпевты даже поставили диагноз "хроническая пневмония". Однажды заметил, что если потрястись немного под одеялом, вызывая мурашки на коже, то почему-то поднимается температура. Вот такая странная особенность организма.
Короче говоря, за пол-часа я нагнал себе тепературу под "сороковник" и поплелся к медсестре, которая эту температуру зафиксировала совместив её с уколом жаропонижающего в ягодицу.

На следующий день я "загремел" в терапию, этажом повыше.
В терапии доктор сразу сделал меня "старшиной" отделения. Задачи поставил простые - контроль порядка в палатах по ночам и, когда приходит очередь нашего отделения, выделять солдатиков на кухню чистить картошку.
Через пару недель я узнал, что в неврологию положили моего зёму, из свежего призыва. И что неважно у него всё - упал с высоты, парализован, сделали блокаду спинного мозга. Через пять минут я уже сидел на краешке кровати и слушал его нехитрую историю как рванул в самоволку через забор в соседний сад, яблочек типа нарвать, да сорвался вниз, спиной. Земелей моим он оказался довольно далеким, родом был из Мурмашей и общих тем для разговоров, кроме как про погоду на Севере, найти не удалось.
Тут я вспомнил про Москвича и спросил:
- Здесь в отделении лохматый один лежал, комиссовали его?
Зёма удивленно посмотрел на меня:
- Ты что, его знаешь?!?
- Ну как "знаешь"... шапочное знакомство, а что?
- У тебя и знакомые....

Зёма мне рассказал следующее.
Как любил часто делать, Москвич "впаривал" в сортире "духам" про свою боевую службу, как строил "дедов", как подло его срубили прямо в госпиталь... Тут вдруг открывается дверка кабинки, выходит молодой узбек и говорит: "Что вы его слушаете, я только призвался а он, будучи "черпаком", всем нам сапоги чистил...". Москвич взвился, мол - врешь гад! А узбек зажал его и давай мутузить по ребрам. Народ смотрит, Москвич ответку не дает, сжался мешком и поскуливает себе. Покачали все головами, разошлись по палатам.

Близился праздник, Новый 1986-й год!



Пара "дедов" из неврологии решили прикупить немного пшеничного сока. Возложили исполнение задачи на Москвича, он так долго провалялся, что знал не только персонал, но и все входы и выходы с территории госпиталя. Москвич же предложению "дедов" очень обрадовался, потому что встреча с однополчанином в сортире сильно подорвала репутацию и надо было срочно ее восстанавливать. "Деды", будучи осведомленными что он трепло, потребовали с него "слово". Наш герой в ответ роскошно осклабился и щелкнул ногтем по верхнему зубу: "Зуб даю, все путём будет..."
Руководство госпиталя держало твердую руку на пульсе и перед праздником устроило тщательный досмотр приходящего персонала госпиталя. В итоге на КПП задержали уборщицу с двумя пузырями водки. Очень возможно, что они предназначались именно Москвичу.
"Деды" особо менжеваться не стали, отвели Москвича в сортир. "Водки нет? Зуб давал? Ну, будь мужиком..." И выдавили ему верхний резец.
Затем у отплевывающегося кровью Москвича "взяли второй зуб", что за неделю он либо вернет им 10 рублей, либо два пузыря водки. Срок был большой, проблему можно было решить и Москвич согласился.
Но что-то у него опять не сложилось, "занять" ему никто после истории с узбеком не хотел, а своих денег у него не было. Водки тоже не достал.
"Деды" выдавили ему второй верхний резец и оставили бедолагу в покое, разумно посчитав, что зияющая дыра в верхней челюсти Москвича стоит тех 10-ти рублей, которые они безвозвратно потеряли.
Про эту историю неврология быстро прознала и служивые не давали проходу Москвичу своими просьбами улыбнуться.
Но и на этом история Москвича не закончилось...

В неврологии лежал один "Айзер". В отличии от своих земляков он был огромный и волосатый, как горилла. По коридору он всегда дефилировал исключительно в майке, изорванной под борцовку. Смотрел на всё вокруг изподлобья своими черными буравчиками и шумно сопел. Жуткое зрелище, скажу я вам. Когда ночью ходил к ним в отделение посмотреть по телевизору польское телевидение (кстати, тогда я впервые увидел Коммандо со Шварцем) и встречался с ним в коридоре - я отводил глаза в сторону. Где-то прочитал, что если посмотреть горилле в глаза - она примет вызов.
Так вот, громила прознал про все эти истории и подкараулил в душевой Москвича когда тот остался один:
- Бери биллят... А то въ*бу и сиравно тирахну...
- А так не ударишь?
- Так нэт...
Короче за время банной пересменки громила умудрился без особого насилия заставить Москвича "взять на клык". Когда следующая смена солдат ввалилась в баню она остолбенела в дверях. "Азер" демонстративно вытер свой член о лицо Москвича, громко сопя раздвинул толпу и ушел в раздевалку. Солдатики молча подняли Москвича с колен, привязали к душу, намылили ему голову и обрили налысо. Там чирей был - срезали нахрен. Потом принесли нужный инструмент из заводной бритвы и накололи Москвичу две жирные точки - одну над верхней губой, вторую - на веко глаза. С этого дня Москвич перестал спать. Он читал стихи, пел песни пока не уснет последний солдатик в палате. И абсолютно каждый, даже "душара", имел право запустить в него тапком или подушкой если обнаружил его спящим. Недели недосыпа Москвич не выдержал и однажды после вечерней поверки исчез. Солдаты смекнули что к чему и, после "отбоя", должили дежурной медсестре об исчезновении солдата. Весь госпиталь подняли по тревоге, выдернули из кровати главврача, силами персонала и солдат начали поиски. Через час его нашли, он спал на нижнем ярусе хирургической каталки в одном из коридоров госпиталя. Чтобы его не было видно, он опустил простынь с верха каталки ниже, до колес.
Главврач построил "дедов" и мрачно поинтересовался:
- Почему нет порядка в отделении? Порядок должен быть. Ни один идиот не должен влиять на мой сон...
- Яволь, хер майор!
Короче "деды" получили "добро" и Москвичу жить стало еще тяжелее, только теперь мучители особо не скрывались.

Вы знаете что такое в Армии "сдавать ночное вождение"? Это когда ты ползаешь под кроватями, рыча мотором. Рёв мотора должен соответствовать включенной передаче и скорости машины. При этом лежащий на кровати может стать кем угодно, светофором, перекрестком, дорожным знаком. Вот примерный диалог "сфетофора":
- Куда погнал, желтый уже горит! Газ брось, переключайся сука в нейтралку! Красный! Почему тормозов не слышал? Не газуй, бл*, пол-банки уже сжег... Желтый! Газку дай! Включай передачу, твою мать! Зеленый, трогай! Заглох гад! У тебя аккумулятор говно! Не, ты смотри, завел... Впереди тупик - включай поворотник налево!
И это только первая кровать. А впереди еще шестнадцать с огромной фантазией их хозяев, наказаниями, пыльным полом и липкой паутиной...
Не знаю какие придумывали испытания в других войсках но, к своему несчастью, Москвич был призван в Армию водилой и ему приходилось сдавать эти экзамены еженощно...
Вот такую историю рассказал мой Зёма. Сказать что я офигел - не сказать ничего. Не поверил, если честно.
Попрощавшись, на выходе в дверях я столкнулся с Москвичем. "Привет!" - радостно вскинулся он, узнав. Гляжу, у него над губой приличная черная щетина скрывающая первую точку. Жирная точка на веке левого глаза произвела на меня неприятное впечатление, при моргании она появлялась как раз на уровне зрачка. Оставалось только догадываться, как удалось набить на тонкую кожицу не повредив сам глаз.
Руки ему я не подал. Не смог. Молча обошел.
Я тогда умудрился полежать не только в терпии. Врач из ЛОР-отделения прорекламировал меня своим коллегам и меня перевели на три недели в кожно-венерологическое отделение, рисовать плакаты. Помню мне очень страшно было подхватить там что-нибудь, но на поверку оказалось, что проще заразиться было в терапии, чем в КВО. И еще помню, что после обратного водворения меня в терапию долго снились огромные рисунки гнилых писюнов и жуткая кожа прокаженных.
Отвлекся от темы.

Надеюсь, что "старшиной" терапевтичекого отделения я был хорошим. Мне удалось расселить "духов" и "дедов" по разным палатам, пресёк ночные хождения, в результате чего порядка по ночам в отделении стало намного больше. Различными хитростями я выделял "дедов" на картошку для присмотра за молодыми во время чистки. Тут тоже стал порядок. Правда "деды" потом знатно отомстили мне за эту припашку но это будет другая, не менее интересная история.
Когда до моей выписки в войска осталось пара суток, ночью ко мне пришёл "молодой":
- К нам в палату заявился один поц, такие вещи рассказывает, закачаешься. Он похоже - "дед", а это вроде не положено после отбоя...
Зашёл с ним в темную палату, тихо сел на кровать у двери. Слышу, голос знакомый и тема тоже... Москвич!
Дождался паузы и шепнул молодому спросить у героя - "А куда передние два зуба делись?":
- О, паря, ты заметил!?! Короче, потерял их когда бился с "дедами", доской получил в лицо, и как только губа не треснула...
Позже я узнал, что за долгий срок лежания Москвича в госпитале сменился солдатский контингент и не осталось никого кто знал его историю.
Почему не сработала солдатская почта - для меня осталось загадкой.
В общем, зажег я свет в палате и рассказал пацанам всю эту историю. Потом приказал, чтобы к утру порядок был в палате. И ушёл.
Что происходило в палате не знаю и особо не хочу, ребята там были крепкие.
Москвича до выписки я больше не увидел.


Вот зачем было это все ему надо - я до сих пор понять не могу.
Вроде наказали не раз за язык и понты, жестко наказали, а все равно снова лез...
Не понимаю...