Category: литература

подмигнул

Это я знаю и помню прекрасно! Вот только нахрена?

Есть разные математические стихи.
Например: "Это я знаю и помню прекрасно, их многие знаки мне лишни, напрасно" означают число ПИ (число букв в слове это цифра в числе ПИ)
Выучил его в 1982 году перед поступлением в ЛКИ, запомнил раз и навсегда.
Но никогда мне не пригодилось сие знание, число ПИ использовалось максимуи до сотой после запятой.
И вот только сейчас понял тайный смысл слов в стихотворении :))))
Это я знаю и помню прекрасно, их многие знаки мне лишни, напрасно....
Я в синяках

"Ниппон" - название Японии на японском языке…

В машине слушал подкаст про Японию.
В гостях радио-Маяка был Виктор Петрович Мазурик, японовед-филолог, кандидат филологических наук, доцент кафедры японской филологии Института стран Азии и Африки при МГУ имени М.В. Ломоносова.
Очень интересные лекции - рекомендую.
Но не суть.
В эпоху Эдо (1603—1868), один поэт в местном игровом доме поиздержался.
Зашел по дороге домой в ломбард и заложил.... слово(!).
Представляете, поэт заложил слово в ломбард и, пока не выкупит, использовать в своих стихах его не мог.
А слово было довольно распространенное...

Представляете?
Какое внутреннее достоинство и вера в достоинство поэта со стороны ломбарда.
Мощно! Убили...
Тяжко мне

"В Грузии не кричат на пьяных мужей — их жалеют и укладывают спать." (с) Отар Иоселиани

Никогда не был в Грузии, но надеюсь еще будет возможность.
Моя Грузия родилась на книге А.Гецадзе "Весёлые и грустные истории из жизни Карамана Кантеладзе". Прекрасная книга, написанная добрым человеком.
А теперь о последних событиях.
Не может народ, какой описан в этой книге, быть Георгием Габунием.
Как и Габуния не может быть грузином.

И еще.
Умение прощать - свойство сильных. (Махатма Ганди).

Ах! :)

Про мордвина и русского.

Пришел как-то русский к мордвину в гости.
Мордвин богатый человек, угостил русского подобру и честь честью.
Русский говорит мордвину:
- Я беден. Вот когда разбогатею - тебя тоже в гости позову.
Мордвин ждет...
Прошел год, еще год, а потом сразу два... Русский всё не богатеет, а мордвин все ждет...
Четыре года томился мордвин, потом вспомнил про русского и пошел к нему в гости.
Русский схватил шапку с мордвина - то на один гвоздь её повесит, то на другой, то на третий.
- Што ты? Што ты? - спрашивает его мордвин.
- Места тебе не найду - говорит русский.
- Почёт, значит?
- А как же, почёт!
Сел мордвин за порожний стол - глядит, чего бы ему из пищи ухватить?
Глядь, русский кувшин тащит:
- Пей! - говорит русский.
Мордвин ухватился...  думал там... влага какая,  а  там - вода.
Попил мордвин, говорит "Будя!".
- Пей, - говорит русский, - не обижай!
Мордвин, человек уважительный, пьёт...
Не успел выпить кувшина,  хозяйка ведро принесла....
А хозяин всё потчует гостя:
- Не обижай, - говорит, - угощайся ради бога!
Выпил мордвин три ведра воды и домой пошел.
- Хорошо угостил тебя русский? - спросила мордвина жена.
- Хорошо, - сказал мордвин, - спасибо вода была, а от водки я бы помер...
Держи цветок

Абсолютно счастливый человек

Я с удовольствием собираю притчи. Особенность в них такая, что они могут зацепить тебя только в определенный период жизни.
Зацепило - кладу себе в карман. И, непременно, делюсь...

Есть одна восточная притча о монахе, за которым гнались два тигра.
На краю скалы, к своей радости, он увидел лиану и стал спускаться.
Повиснув, монах увидел, что первый тигр смотрит на него сверху, а второй спустился со скалы и ждет внизу.
Ко всему прочему какая-то мышь стала перегрызать лиану.
Еще мгновение – и смерть.
И в этот момент монах заметил необыкновенной красоты землянику, до которой можно было дотянуться рукой.
Он ее сорвал и съел, эту самую вкусную ягоду в своей жизни.

У этой притчи нет конца, ни счастливого, ни трагического.
Есть человек, зависший между жизнью и смертью.
Абсолютно счастливый человек.
Ах! :)

Серия книг «Библиотека современной фантастики» 25 томов + 5 доп.



[Качать...]
Библиотека современной фантастики — подписное издание в 25 томах, выпускавшееся издательством «Молодая гвардия» в 1965—1973 годах.
Изначально планировалось выпустить 15 томов, но поскольку в этом случае охват был бы неполным, было принято решение расширить издание до 25 томов.
В дальнейшем было выпущено 5 дополнительных томов без нумерации (два последних из них выпущены без серийного оформления, но серия обозначена в тексте).
Инициатива создания этого собрания принадлежит И. А. Ефремову; руководил подготовкой редакционный совет, в который вошли известнейшие писатели-фантасты того периода (А. Громова, С. Жемайтис, Е. Парнов, А. Стругацкий).

ЗЫ: Это та самая серия, которую в фильме "Чародеи" попросила в подарок Кира Анатольевна Шемаханская у влюбленного в нее Киврина.
Меня особенно умилило то, что он побегав по магазинам его купил!!! Как бы я в то время хотел увидеть такие магазины!


Том 1. Иван Ефремов. Туманность Андромеды. Звездные корабли

Том 2. Кобо Абэ. Четвертый ледниковый период. Рассказы

Том 3. Рэй Брэдбери. 451° по Фаренгейту. Рассказы

Том 4. Станислав Лем. Возвращение со звезд. Звездные дневники Ийона Тихого

Том 5. Антология фантастических рассказов

Том 6. Артур Кларк. Большая глубина. Рассказы

Том 7. Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий. Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу

Том 8. Джон Уиндэм. День триффидов. Рассказы

Том 9. Айзек Азимов. Конец Вечности

Том 10. Антология фантастических рассказов

Том 11. Карел Чапек. Фабрика Абсолюта. Белая болезнь

Том 12. Курт Воннегут. Утопия 14

Том 13. Пьер Буль. Планета обезьян. Рассказы

Том 14. Антология советской фантастики

Том 15. Антология советской фантастики

Том 16. Роберт Шекли. Рассказы. Повести

Том 17. Робер Мерль. Разумное животное

Том 18. Клиффорд Саймак. Почти как люди. Рассказы

Том 19. Нефантасты в фантастике

Том 20. Антология скандинавской фантастики

Том 21. Антология сказочной фантастики

Том 22. Владимир Савченко. Открытие себя

Том 23. Антология зарубежной фантастики

Том 24. Альфред Бестер, Гарри Гаррисон. Человек Без Лица. Неукротимая планета

Том 25. Антология фантастических рассказов

Дополнительные тома:

Том 1. Клиффорд Саймак. Город

Том 2. Рэй Брэдбери. Рассказы

Том 3. Современная болгарская фантастика

Том 4. Антология фантастических рассказов

Том 5. Антология научно-фантастических рассказов


Скачать все тома одним файлом - сюда (размер 11 мБ, ссылка живет до 05.05.2014г.)

Надеюсь кого-нибудь порадовал ;)
Ах! :)

Алкогольное

25871_v-zapoj-uhodyat-nastoyaschie-muzhchinyi

[Нажмите, чтобы прочитать...]
Автор рассказа Роман Файзуллин, он родился в 1986 году в городе Стерлитамаке. Публиковался в республиканском журнале «Бельские просторы», «Другие люди», «Вокзал», «Арт-шум», «Литературная газета», «Флорида» (США), «КП-Калининград» и других изданиях. Лонг-лист конкурса ФлоридаКон (США) 2011 года. Финалист Илья-премии (2008). Участник VIII форума молодых писателей в Липках (2008 год). Лауреат фестиваля «Молодой литератор-2009». Лонг-лист премии Дебют-2009 (большая проза). Лонг-лист премии «Дебют-2010» (малая проза).
Алкогольное
У меня ничего не осталось. Я пил запоем неделю или около того. Мне хотелось либо выпить еще, либо отключиться. Комы хотелось. Неведения. Забытья.
Я вышел в подъезд. И скатился с лестницы вниз головой.
Потом встал. Понял, что ничего не поломал. Не ушибся. И понятно, не отключился. Все напрасно. И я не очнусь завтра в больнице с теплыми простынями и обаятельной медсестричкой рядом. Ну ладно. Придется проснуться на своем грязном матрасе. Как всегда.
Я вернулся домой. Закрыл дверь и уснул.
9:35. Проснулся. Голова ватная. По-моему, еще и обоссался. Прекрасно. Скинул с себя мокрые штаны. Футболку. Она была в крови. Прошел в ванную. Хорошенечко приложился к горлышку крана. Холодная проточная вода. Как хорошо, когда она есть.
Я посмотрел в зеркало. На меня смотрело распухшее, с разбитым носом и тупыми глазами лицо. А вернее, морда. Я залез в ванную и встал под душ. Теплая вода смывала с меня хмельной смрад. Когда я сморкнулся, то увидел, как вместе с водой по мне стекают кусочки спекшейся крови.
Зазвонил телефон. Я выбежал из ванной. Поднял трубку.
– Алло?
– Здравствуйте. Рашит? – женский голос.
– Какой, на хрен, Рашит? Вы не туда попали.
– Ой, извините, – положила трубку.
Прошел в спальню. Вытерся полотенцем. Открыл шкаф для одежды. Достал чистые джинсы, трусы и футболку. Оделся. Прыгнул в шлепки и пошел к соседу сверху.
– Привет, – ответила заспанная опухшая рожа с редкими белокурыми волосами на черепе.
– Привет. С похмелья я. Есть что-нибудь?
– Заходи. Ну у тебя и рожа.
– На свою посмотри.
Я прошел. По всему дому валялись окурки, обрывки картин маслом, кисточки, разорванные вещи, обломки рамок, цветы…
Мой сосед художник. Иногда его картины покупают местные перекупщики. Недорого. 1000–1500 р. Он и этому рад. За большее он их все равно никому не продаст. И работы у него другой нет.
Мы устроились на кухне.
– У меня немного денег осталось, – сказал он, – вчера картину продал. Может, «крокодил» замутим?
Еще он умеет сам отбивать дезоморфин из таблеток. Иногда это довольно полезное умение, при нашей-то жизни.
– Нет, – ответил я, – я скоро умру. Нельзя.
– Серьезно, что ль? – он попытался состряпать изумление на похмельном лице.
– Да, кажется, печень уже разлагается. И с сердцем совсем плохо. Думаю, недолго осталось.
Он разлил водку.
– Давай пей.
Я одним махом опрокинул стопарик и запил морсом. Поперхнулся ягодами и едва не выпустил все обратно.
– Тихи-тихо, – похлопал он меня по спине. – Не спеши. – И тоже опрокинул стопарик.
– Ну и пидор же у тебя брат, – продолжил он, – с матери квартиру дерет.
– Да, педрила редкостная, – согласился я.
– Я бы давно такого убил, будь у меня такой брат.
– Я бы тоже, но мне совесть не позволяет.
Мой старший брат действительно редкостный педрила. В свои 33 года он ни разу не работал. Сидел на материной шее, клянчил у нее на самогонку, а теперь еще и требует подарить ему квартиру. Я тоже был не лучше, но вовремя опомнился, стал работать и соскочил с этой лажы.
– Кстати, к тебе вчера мать приезжала днем. Не достучалась. Не дозвонилась. И дверь открыть не смогла. Поняла, что ты пьяный спишь. И дверь изнутри закрыл.
– Что сказала?
– Ничего особенного, только харчи передала, просила, чтобы ты ел. И еще книгу оставила.
Он протянул мне томик Буковски «Почтамт».
– Хорошая вещь, – сказал он, – я все его вещи читал.
– Я когда не пью, постоянно читаю, а когда пью, не могу.
– Есть будешь? – предложил он.
– Нет, – отмахнулся я и налил нам еще по одной. Мы опрокинули и закурили по сигарете «Бонд». Налили еще и тут же выпили. После четвертой стало заметно лучше.
– Слушай, Валер, – так зовут моего соседа, – а какое сегодня число?
– 22 ноября.
– Б…, похоже я уже три дня, как на работу не выхожу. Наверное, уволили уже.
Я немного расстроился.
– А сколько ты там получал?
– 8 тысяч рублей.
– Забей. Я тебя устрою грузчиком за 10.
Мы выпили еще, и я больше не расстраивался по поводу работы.
В дверь постучались.
– Это Володя, з…бал уже, – выругался Валера. – Третий раз сегодня приходит. То соль ему дай, то хлеб, то закурить, то выпить.
– Не открывай, – сказал я. – Постучит и уйдет.
Володя стучал раз десять. Потом Валера поднялся, подошел к двери, открыл и закричал:
– Пошел на х…, Володя!
– Понял, – невозмутимо ответил Володя. Повернулся и ушел. Больше в этот день он к нам не заходил.
– Ты знаешь, вчера ночью у нас в подъезде какой-то мудак с лестницы навернулся. Я уже в постели лежал. Такой грохот был. Я услышал. Хотел встать, посмотреть, но не стал. Там вся лестница в крови.
Я потрогал свой распухший нос. И понял, что он сломан.
– Не знаю, – соврал я, – я ночью спал.
За окном просыпался морозный ноябрьский день. На нашей кухне стоял табачный смрад. А в голове моей не прояснялся туман.
– Знаешь, – начал Валера, выпустив клуб синего дыма от дешевой сигары, купленной в киоске под окнами. – Раньше, как рисовали? Всю работу выполняли подмастерья, а мастер только делал последний мазок и расписывался.
Он говорил мне об этом уже раз двадцать, но я сделал вид, что слышу впервые.
– Печаль будет длиться вечно…
– Ван Гог, – опередил я.
Мы выпили еще по одной. Я закурил. Валера по-прежнему сосал свою дешевую сигару. Туман сгущался. Ко мне на колени запрыгнуло что-то тяжелое и пушистое.
– Вадик, – погладил я Валериного кота.
Вадик – большой, толстый кот с плоской мордой. Не знаю, как эта порода называется. Я его очень люблю. А он любит всех, кто приходил к Валере. Но меня, по-моему, особенно. Коты вообще меня любят. И кошки тоже.
Вадик чихал и тер лапками сморщенную мордочку. Его глаза слезились. С ним творилось что-то не то.
Валера стоял у окна и дымил в замерзшее стекло.
На грязном полу появилась большая зеленая жаба. Вся она была усеяна бородавками. Прыг-прыг. Я подумал, что у меня галлюцинации. Зажмурил глаза. Посмотрел. Жаба не исчезала. Я зажмурил еще раз и посмотрел. Она осталась на месте. Жаба существует.
– Это что? – окликнул я замечтавшегося Валеру. Он повернулся.
– Е… твою мать! Вадик! – закричал он на кота. – Опять ты пытался сожрать Катю!
Он накинул на жабу кухонное полотенце. Схватил и унес в спальню.
– Друзья подарили мне эту лягушку, – начал рассказывать он, когда вернулся, – я всегда хотел иметь что-то подобнее. Она мне жену бывшую напоминает. Я тоже ее люблю. И она тоже ядовитая.
Он взял в руки Вадика, поднес к крану и промыл ему глаза.
– А этот пидарас, – говорил он о Вадике, – постоянно пытается ее съесть… А она ядовитая…
Мы пили еще несколько часов. Или больше. Не знаю точно. Вадик сидел тихо и слушал наш пьяный бред. Его глаза были в порядке. Катя была надежно спрятана в аквариуме в закрытой спальне.
Ближе к 12 я понял, что пора ползти домой, иначе отключусь прямо здесь, а я не люблю спать вне дома. Валера храпел лицом на грязном столе. Я кое-как растолкал его тяжелую тушу. Он поднялся и, шатаясь, закрыл за мной дверь.
Я пил еще два дня. Потом резко тормознулся. За три дня привел себя в порядок и устроился по наводке Валеры грузчиком на один небольшой завод. Валера не останавливался. И как-то в один из очередных приступов алкогольной горячки зажарил Катю. Съел, отравился и умер. Она, и правда, была ядовитой. Родных у него не было, поэтому Вадика я взял себе.
Месяц мы с Вадиком жили спокойно и, можно сказать, хорошо. Я не пил. Но потом пришло время расчета. Я получил свою первую зарплату. Ушел в запой. И снова оказался без работы.
Думаю, Вадику у меня живется не лучше и не хуже, чем жилось у Валеры. С одной лишь разницей – теперь никто не брызжет ему в морду ядом.
«Хотя бы для тебя хоть что-то изменилось», – подумал я, глядя на мурлычущего кота у меня на коленях. И опрокинул стопарик.

Увел из френдленты и забыл у кого - "понять и простить" ;)
Ах! :)

Поэтическая дуэль :))))

Игорь Иртеньев.

***
Женщины носят чулки и колготки,
И равнодушны к вопросам культуры.
Двадцать процентов из них - идиотки,
Тридцать процентов - набитые дуры.
Сорок процентов из них психопатки,
В сумме нам это даёт девяносто.
Десять процентов имеем в остатке,
Да и из этих-то выбрать не просто.

Тамара Панферова.
Oтвет Иртеньеву
***
Носят мужчины усы и бородки,
И обсуждают проблемы любые.
Двадцать процентов из них - голубые.
Сорок процентов - любители водки.
Тридцать процентов из них - импотенты,
У десяти - с головой не в порядке.
В сумме нам это даёт сто процентов,
И ничего не имеем в остатке.

Эрнст.
Ответ Иртеньеву и Панферовой
***
Сорок процентов из тех, что в колготках
Неравнодушны к любителям водки.
Любят порой голубых психопатки,
Правда у них с головой не в порядке.
Дуры всегда импотентов жалели,
А идиоток придурки хотели.
В сумме, конечно же, нас - сто процентов:
Дур, идиоток, козлов, импотентов...
Ах! :)

5 золотых монет для папы Карло.




Сегодня ЖЖ глючит не по детски, чтобы не скучать предлагаю свою историю о расследовании тайны пяти золотых монет, что подарил злой Карабас бродяге Буратино.

Да! Если вам неинтересно читать - лучше заняться другими полезными делами, мне обидно не будет smile


C детства меня мучил вопрос, насколько был щедр директор кукольного театра, сколько это - пять золотых?
И что это за монетки такие, если все расчеты в сказке велись исключительно в сольди?
Иначе говоря, сколько сольди в то время было в золотой монете?

Если раньше чтобы ответить мне пришлось перелопатить гору литературы в публичной библиотеке, то теперь под рукой есть могучий инструмент под названием гугл и задача - все таки уснуть и проснуться под будильник.


Collapse )